США и НАТО хотят увеличить свое присутствие на Ближнем Востоке

Поделись с друзьями:

С мая 2019 года Соединенные Штаты серьезно нарастили  силы и свой военный потенциал в регионе, начиная с ускоренного развертывания американского эсминца «Авраам Линкольн» (который был выведен  в декабре 2019 года из авианосной ударной группы USS Harry S. Truman). Дополнительные развертывания: по состоянию на октябрь 2019 года было добавлено около десяти тысяч военнослужащих США к базовому уровню между 60 000-80 000 американских войск в Персидском заливе и вокруг него, которые включают в себя дислоцированные на военных объектах в арабских государствах  ССАГПЗ: Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ, Катар, Оман и Бахрейн, а также в Ираке и Афганистане. Пентагон указывал, что дополнительные развертывания являются разумными оборонительными мерами, позволяющими США реагировать на агрессию, если это необходимо.

НАТО изучает возможность расширения своей роли на Ближнем Востоке, но не намерена разворачивать там боевые миссии. Об этом заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг во вторник 21 января на совместном заседании Комитета Европейского парламента по иностранным делам и Подкомитета по обороне и безопасности. Столтенберг также напомнил, что в период вторжения США в Ирак в 2003 году, он в качестве датского политика выступал против этого вторжения и повторил, что предпочел бы воздержаться от этого и сейчас. Он подчеркнул, что любые миссии по подготовке иракских сил НАТО может предпринять исключительно по приглашению властей Ирака, с которыми альянс находится в постоянном контакте.  В настоящее время работа миссии НАТО в Ираке по подготовке офицеров иракской армии остается заморожена по требованию Багдада. Это произошло после убийства 3 января иранского генерала Касема Сулеймани в результате авиаудара США близ аэропорта Багдада. Сразу после этого работа миссии была приостановлена по соображениям безопасности, а часть государств альянса поспешили эвакуировать своих инструкторов в соседние страны. Министерство обороны США решает, следует ли перебрасывать на Ближний Восток дополнительные американские войска, в том числе подразделения противоракетной обороны, в связи с сохранением напряженности в отношениях между Вашингтоном и Тегераном.

В то время как последствия иранских ракетных контрударов 8 января 2020 года все еще развиваются, многие практики и эксперты отмечают, что в последние десятилетия Соединенные Штаты время от времени втягиваются в гибридный, нерегулярный конфликт с Ираном (американо-иранские военно-морские столкновения в 1980-1988 гг. являются исключением). Гибридные и иррегулярные войны обычно понимаются как случаи, когда воюющие стороны в той или иной степени сотрудничают с своими прокси-группами (включая, но не ограничиваясь, ополченцами, другими странами, криминальными сетями, корпорациями и хакерами) и намеренно смешивают между собой «гражданскую» или «военную» деятельность, чтобы в нужный момент дистанцироваться от того или иного действия. Некоторые эксперты утверждают, что Иран сильно полагается на прокси-силы для достижения своих целей, и такая сеть является краеугольным камнем иранской стратегии национальной безопасности. Во многом ровно по этой причине Соединенные Штаты считают Иран угрозой национальной безопасности и дестабилизирующей силой в регионе. Иранская сеть негосударственных организаций позволяет стране проецировать власть и увеличивать свое влияние за ее пределами, одновременно противостоя Соединенным Штатам и их региональным партнерам. В этой связи многие наблюдатели ожидают, что американо-иранский конфликт вернется в состояние преимущественно иррегулярного гибридного алгоритма ведения войны. Однако, наличие  общей стратегической линии  администрации Д.Трампа по приоритизации противостоянию с РФ и КНР создает риски того,  что недостаточное внимание и ресурсы  для  подготовки американских войск к ведению нерегулярной гибридной войны может  стать устойчивой негативной чертой стратегической динамики, как в Персидском заливе, так и в других частях мира.


Поделись с друзьями: