Факторы, влияющие на политику США в отношении Ирака

Поделись с друзьями:

США планируют продлить в очередной раз разрешение Ираку на импорт энергоносителей из Ирана в обход американских санкций. Об этом сообщила в четверг 6 февраля в своей электронной версии газета «Уолл-стрит джорнэл», ссылаясь на должностных лиц Соединенных Штатов. В публикации напоминается, что отношения между Вашингтоном и Багдадом переживают период охлаждения после осуществленного в ночь на 3 января ракетного удара США в районе столичного аэропорта, в результате которого погиб командующий силами специального назначения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР, элитные части ВС Ирана) генерал Касем Сулеймани. В ответ Тегеран в ночь на 8 января нанес ракетный удар по двум объектам в Ираке, которые использовали американские военные: базе Айн-эль-Асад и аэропорту города Эрбиля.

В этой связи можно отметить, что американская политика по отношению к Ираку характеризуется парадоксальным подходом. С одной стороны, госсекретарь Помпео снова очень не вовремя решил указать Багдаду на неправильность его методов подавления протестов.  Госсекретарь США Майкл Помпео призвал Багдад прилечь к ответственности виновных в гибели протестующих в городе Эн-Наджаф на юге Ирака. Об этом говорится в распространенном 7 февраля заявлении главы американского внешнеполитического ведомства. То есть, Вашингтон зачем-то решил подлить масла в огонь и подвергнуть критике сформировавшийся уже шиитский альянс, который на сегодня объединен одномоментной задачей сохранения шиитской монополии на власть. Имеется ввиду структуры старой политической шиитской элиты и некого нового молодого шиитского сегмента, который стихийно возник на фоне экономических проблем. При этом сразу скажем, что если Помпео полагает, что этот новый слой шиитской нарождающейся силы будет сильно любить Вашингтон, то он ошибается.  Вся суть нынешних протестов — борьба внутри именно шиитской общины Ирака за место под солнцем, что совершенно не исключает ее общей ориентированности на Иран. И если для Госдепа определяющим моментом оценки ситуации являются антииранские лозунги части протестующих масс, то тем хуже для внешней политики США.

У Соединенных Штатов фактически нет позитивных с точки зрения репутационных рисков вариантов, если Багдада официально начнет требовать вывода американских войск из Ирака. Трамп уже объявил о победе над ИГ, и уход США из Ирака поможет выполнить его обещание избирателям сократить американское присутствие на Ближнем Востоке. Но, учитывая его враждебные публичные комментарии после голосования в иракском парламенте, он все еще хочет сохранить некоторые военные силы в стране, чтобы «следить за Ираном» или защищать нефть.

Это ставит на повестку дня практически единственный на сегодня алгоритм действий для американцев. Соглашение 2014 года, регулирующее коалиционное присутствие США в Ираке, содержит пункт о выводе контингента с отсрочкой на один год. В ходе переговоров с иракским правительством о прекращении действия соглашения Соединенные Штаты могли бы сократить численность своих сил прежде всего в тех районах, где можно было бы ожидать враждебных нападений в первую очередь. То есть переместить войска в районы, где это более приветствуется — в основном на суннитский Запад (есть большие сомнения в том, что сунниты будут это приветствовать — авт.) и курдский Север. И тогда Соединенные Штаты могли бы отложить окончательное осуществление вывода, пока иракское правительство обсуждает конкретные области такой передислокации, а иракский парламент вновь будет рассматривать этот вопрос, споры о законности первоначального голосования, в конечном итоге, обеспечат надлежащий уровень юридической запутанности для того, чтобы временное присутствие американцев стало настолько долгосрочным, насколько это необходимо. То есть предлагается «замотать» вопрос путем вступления в переговоры с Багдадом на эту щекотливую тему, и тем самым предложить всем сторонам удобный вариант ответа (процесс — все; цель- ничто) на возникшие внутренние и внешние вызовы.


Поделись с друзьями: