Об информационной кампании, направленной на снижение российского присутствия в Ливии

Поделись с друзьями:

Публикации СМИ о том, что Россия якобы использует Сирию как плацдарм для переброски в Ливию вооружений и наемников, не подкреплены никакими фактами. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров 7 сентября на пресс-конференции по итогам визита в Дамаск.

«Что касается Ливии, еще раз хочу сказать, о чем говорил неоднократно: и по Ливии, и по другим странам — от Африки до Европы и до США — постоянно выдвигаются какие-то обвинения в адрес РФ. Никогда каких-либо фактов нам предъявлено не было», — сказал он. В этой связи отметим, что по Ливии пока документальных фактов предъявлено действительно не было, но вот про активность российской ЧВК «Вагнер» в той же ЦАР был показан целый документальный фильм по РТР.

По словам Лаврова, тот факт, что подобные заявления сразу попадают в медийное пространство без задействования двусторонних и многосторонних механизмов для прояснения озабоченностей, вызывает вопросы относительно целей их авторов.

Министр отметил, что Россия в свое время поддержала введение специальной резолюцией Совбеза ООН оружейного эмбарго в отношении Ливии. «Помним, как несколько месяцев спустя отдельные европейские страны публично, устами своих генштабов, военных представителей заявляли, не стесняясь, что они поддерживают экстремистов против [Муаммара] Каддафи и поставляют этим экстремистам оружие», — указал он. Глава МИД РФ добавил, что необходимость соблюдения оружейного эмбарго была подтверждена в ходе Берлинской конференции по Ливии в январе, итоги которой были закреплены в еще одной резолюции Совбеза ООН.

Участники раунда межливийского диалога, организованного в марокканском городке Бузнике (в 40 км к юго-западу от Рабата), опубликовали 10 сентября совместное коммюнике, в котором заявили о готовности продолжить диалог для реализации Всеобъемлющего соглашения о прозрачных, объективных критериях и механизмах для занятия высоких постов. Об этом сообщает информационное агентство Магриб Араб Пресс (МАП).

В документе указывается, что это соглашение достигнуто по итогам раунда межливийского диалога, который длился с 6 сентября. В нем принимали участие делегаты от Высшего государственного совета (ВГС, заседает в Триполи) и Палаты представителей (ПП, избранный постоянный парламент Ливии, базирующийся в Тобруке). Соглашение касается распределения руководящих постов в Президентском совете, правительстве и других ключевых политических и экономических ведомствах.

«Обе стороны также договорились продолжить диалог и возобновить встречи в последнюю неделю текущего месяца, чтобы завершить принятие необходимых мер, которые гарантируют применение и активацию этого соглашения», — сообщил 10 сентября эмиссар ПП Дрисс Омран.

Целью консультаций в Бузнике, как отметили официальные источники, было «поддержание режима прекращения огня и открытие переговоров во имя завершения конфликтов между противоборствующими ливийскими сторонами». Делегации из Триполи и Тобрука выразили «искреннее стремление достичь консенсус, который приведет Ливию в безопасную гавань и положит конец страданиям ливийских граждан». То есть, если перевести с дипломатического языка на простой – стороны остались при своих и пока о реальном прогрессе говорить нельзя. Тем более что те, кто ведут переговоры  в Женеве и Бузнике, не имеют реальной власти над ополченцами Хафтара. Это слабое место Схиратского соглашения, подписанного в конце 2015 года, которое не смогло дать реальную власть Правительству национального спасения  во всей стране на фоне нивелирования влияния правительство Абдаллы аль-Тани на востоке Ливии. Отсюда и начало массированной информационной кампании по снижению российского присутствия в любой форме (то ли государственного, то ли частного) из Сирта и Аль-Джуфры до согласования позиций суверенных институтов в Ливии. Другим словами – максимально нивелировать боевой потенциал лично Хафтара с целью облегчить путь на переговорах для его основных конкурентов на востоке страны.


Поделись с друзьями: