Готова ли Украина к выдуманной войне с Россией?

Поделись с друзьями:

Уходящий 2021 год был для Украины одним из самых тяжелых за всю историю ее небольшой независимости: Украина готовилась под руководством Зеленского к войне с Россией, при этом периодически отрицая такую угрозу, власть начала войну с олигархами, хотя и не со всеми, а сам президент нападает на оппозицию – и тут самый большой успех

Украина в 2021 году: политика, ориентированная на войну всех со всеми

Война на пороге:

1. Война на пороге

В 2021 году Россия два раза нападала на Украину. Это примерно в два раза чаще, чем Россия нападает на Украину в среднем за год. По неизвестным британской (но — только британской) науке причинам, Россия на Украину так и не напала. Даже непосредственно 24 декабря, хотя сами британские учёные (в лице британской разведки МИ-6) обещали, что уж накануне-то католического рождества Россия точно должна напасть.

Но если серьёзно, то «нападения России» в 2021 году имели особенный характер. Обычно на подготовку Россией нападения жаловалась Украина (достаточно вспомнить керченскую эскападу Петра Порошенко). Сейчас же сложилась ситуация поистине абсурдная — панику вокруг грядущего вторжения раскручивали западные СМИ, в то время как украинское военно-политическое руководство двумя ногами отбивалось и объясняло всем, что никакого сверхкритического сосредоточения российских войск на украинских границах нет…

К концу года ситуация приобрела совсем уж трагикомические формы, когда представители НАТО буквально упрашивали российское руководство напасть на Украину, потому что иначе её обязательно примут в НАТО (со всеми негативными последствиями для безопасности России), но пока этого не случилось за неё вступаться никто не будет. Украинское руководство подыгрывало, гарантируя со своей стороны, что ни в коем случае не откажется от претензий на Крым и не будет выполнять Минские соглашения.

Российское руководство всё поняло правильно и потребовало гарантий нерасширения НАТО на восток. Очевидно, что корень «украинской проблемы» находится вовсе не в Киеве. А у российского руководства, судя по всему, появились козыри, которые можно было использовать не только на украинском направлении.

Чем всё это закончится, посмотрим в следующем году. Надеемся — не мировой войной.

2. Рейтинги

Год прошёл под знаком падения (и даже «катастрофического падения») рейтингов президента и президентской партии. В данных некоторых социологических служб «Слуга народа» периодически уступала первое место то ОПЗЖ, то «Европейской солидарности». К тому же, к концу года на поле партии власти начал играть новый политик — покинувший «слуг» Дмитрий Разумков.

Провал рейтингов действительно произошёл в начале года из-за повышения коммунальных тарифов (на этом же ранее споткнулся Порошенко), но общая ситуация оказалась вовсе не катастрофической (хотя злые языки говорят, что это за счёт работы Офиса президента с руководителями социологических служб).

По данным исследования, проведённого 16-20 декабря 2020 года, за Владимира Зеленского собирались голосовать 26,5% активных избирателей, а за партию «Слуга народа» — 21%.

По данным исследования, проведённого 2-3 февраля 2021 года рейтинги президента и его партии составили 21% и 19%. Падение статистически значимо в обоих случаях, причём СН уступила первое место в рейтинге ОПЗЖ.

В исследовании 16-18 декабря 2021 года, ситуация нормализовалась — 24 и 19% с надёжным отрывом от основных конкурентов.

Кроме того, на протяжении всего года любые прогнозы результата второго тура давали гарантированную победу Владимира Зеленского.

Тем не менее, Зеленский внезапно понял, что уже не является единоличным лидером народной поддержки и начал активничать…

3. Борьба с оппозицией

В случае с Зеленским борьба с оппозицией и повышение личного рейтинга — одна и та же задача. Зеленский пришёл к власти как замена старой политической элиты (несменяемой с 1997-98 года) и устранение её было одним из неявных элементов его предвыборной программы. Другое дело, что реализацией он занялся только к середине президентского срока.

Начал Зеленский с Виктора Медведчука и его медиа-холдинга. Расчёт был чисто политический.

Во-первых, на начало года именно ОПЗЖ и её кандидат на пост президента (Юрий Бойко) были основными оппонентами «Слуги народа» и Зеленского.

Во-вторых, политическая сила Медведчука опирается на Юго-Восток, который является электоральной базой также и Зеленского.

В-третьих, Медведчук имеет имидж «человека Кремля», а значит его преследования будут одобрены Западом.

Надо отметить, что план себя блестяще оправдал — Зеленскому удалось выправить свой рейтинг и обрушить показатели ОПЗЖ (в декабре прошлого года за партию собирались голосовать 17% активных избирателей, а в декабре этого — 10,5%).

На Медведчуке был опробован и новый способ внесудебной расправы. Во время «большого террора» в СССР был механизм ОСО — «особого совещания», которое принимало решения не по закону, а по справедливости. На Украине времён расцвета демократии есть механизм Совета национальной безопасности и обороны, рекомендующий президенту, например, вводить санкции против граждан Украины (что законодательством не предусмотрено). Благо ещё не сажают и не расстреливают — времена нынче травоядные…

К концу года процесс дошёл и до Петра Порошенко — рейтинги пятого и шестого президентов опасно сблизились… Последнее и не удивительно — политика Зеленского почти неотличима от политики Порошенко.

Впрочем, Порошенко надо было сажать с самого начала. Или, хотя бы, сразу после Медведчука. Сейчас это Зеленскому уже не поможет. Да и сомнительно, чтобы Зеленскому дали Порошенко посадить — на Западе к нему относятся лучше, чем к действующему президенту. На это достаточно «толсто» намекнули посольства США и Великобритании.

4. Деолигархизация

Вообще-то преследования Медведчука и Порошенко проходят у Зеленского не по графе «политические репрессии», а по графе «равноудаление олигархов». Да, через половину президентского срока Зеленский дорос до понимания необходимости косплеить самого Владимира Путина.

Впрочем, вместо величественной драмы получается малороссийская оперетка. И даже принятие специального антиолигархического закона ситуацию не меняет. Напротив — только смешнее становится.

Путин занимался «равноудалением» во имя государства, выше которого никакая «семибанкирщина» быть не может.

Зеленский занимается «равноудалением» затем, чтобы заменить «семибанкирщину» «семипосольщиной». Ну и чтобы самому избавиться от слишком уже плотной опеки со стороны спонсоров.

Пока что справиться ни с тем, ни с другим президенту Украины не удалось.

Нет, «семипосольщина» вполне оформилась — послы стран G7 принимают участие в руководстве государством, и сомнения в их праве делать это приравниваются к измене родине (чьей?). Но сама «семипосольщина» состоянием дел явно недовольна. Зеленский, среди прочего, хочет хоть немного контролировать антикоррупционную вертикаль, а её не для того строили, чтобы она находилась в правовом и политическом пространстве Украины.

Ну и с самими олигархами как с классом расправиться никак не получается. Когда Зеленский хотел ослабить влияние Коломойского, пришлось договариваться с Ахметовым. Когда начался конфликт с Ахметовым пришлось опираться на Коломойского и… Томаша Фиалу, который тоже криком кричит, что он не олигарх вовсе, а ответственный бизнесмен.

Ну и главное — олигархия является пусть плохим, но экономическим базисом страны. Сейчас в Киеве бродит невесёлая шутка: на этапе деолигархизации угля нет на государственных электростанциях, но он есть на ахметовских; когда деолигархизация будет завершена, угля не останется и на ахметовских тоже…

Кстати, по данным одного из последних социологических исследований, 55% украинцев считают олигархом… Владимира Зеленского. А слабО против себя санкции ввести?

5. Славные «роковыны»

В украинском языке есть два слова, обозначающих годовщину — «рiчниця» и «роковини». Первая обозначает дату праздничную, вторая — траурную. В 2021 году Украина отметила 30 лет своего независимого существования. И это было ближе к «роковинам», чем к «рiчнице».

За три десятилетия независимости страна изменилась разительно. В 1991 году это была процветающая провинция империи. Сейчас это колония совсем другой империи. Причём результата этого удалось достичь благодаря упорной борьбе против империализма и колониальной зависимости. Д — диалектика.

О том, что страна уже совершенно иная, наглядно свидетельствуют два факта.

Во-первых, поменялись границы. Причём меняться они начали задолго до потери Крыма и части Донбасса. Началось всё с Кучмы, который отдал небольшой ломтик территории Молдавии. Продолжилось при Ющенко, который уступил Румынии немалую часть нефтегазоносного шельфа… В общем, такое впечатление, что местная элита восприняла границы УССР как «советское наследие» и активнейшим образом их декоммунизирует. Угроза возвращения Донбасса в состав Украины вызывает в Киеве гораздо большую панику, чем угроза большой войны с Россией.

Во-вторых, поменялось население. В УССР с гордостью говорили — «нас 52 миллиона». Сейчас Минздрав процент вакцинированных считает от числа чуть больше 30-ти миллионов. При том, что официальная статистика этого ведомства даёт более 32 миллионов, а государственная статика — свыше 41 миллиона. Удивительно ли, что государство всячески избегает проведения переписи населения?

Зато в Конституции, вместо руководящей и направляющей роли КПСС, записаны интеграция в ЕС и НАТО. Но вопрос о цене такой замены даже не обсуждается. Может это и правильно — фарш невозможно провернуть назад. 



Поделись с друзьями: