Поделись с друзьями:

30 лет назад 14 июля 1992 года в зону грузино-осетинского конфликта ввели Смешанные силы по поддержанию мира. Наш собеседник, председатель Фонда миротворцев, заместитель главы МЧС Южной Осетии полковник Таймураз Габараев рассказал о своей службе в миротворческом батальоне, предательстве грузинских коллег, и о событиях, происходивших в 1992 году.

На службу в миротворческие силы Таймураз Габараев поступил по просьбе командира батальона, ныне покойного Филиппа Хачирова в 2002 году, — командиром третьей роты. Прослужил с февраля 2002 года по 2009 год, пока батальон не расформировали. Впоследствии Габараев стал заместителем начальника штаба батальона. Достаточно непростой путь прошел герой нашего материала, и по сей день он с гордостью носит имя миротворца. В 2008 г. 8 августа Таймураза Габараева в Южной Осетии не было. Прибыл он в республику только 10 августа. Он отметил, что миротворцы, в том числе российский батальон сыграли огромную роль в этой войне.

В трехсторонние миротворческие подразделения входили российский, осетинский и грузинский воинские контингенты. По словам Габараева, у каждого были свои посты, но дело и командование были общими. Командующим ССПМ в зоне грузино-осетинского конфликта тогда был генерал Марат Кулахметов, который сейчас является послом России в Южной Осетии.

По его словам, была группа, состоявшая из российского, осетинского и грузинского военных наблюдателей, выезжавших на разного рода провокации. Несмотря на грузино-осетинский конфликт, отношения между миротворцами были нормальные до 2004 года, пока со стороны Грузии не началась ее эскалация.

«Среди грузин были командиры, с которыми мы хорошо ладили, к примеру, полковник М. Кебадзе был настоящим военным человеком, все делал по закону. Но в 2004 году его арестовали свои же, обвинив в пособничестве Южной Осетии», — рассказал он.

Как отметил Габараев, потом грузинская сторона начала свои провокации, грузинские миротворцы перестали выполнять миссию миротворца.

Раз в три месяца, по словам собеседника, грузинская сторона проводила ротацию личного состава, как потом стало известно, с одной целью — ознакомиться с окрестностями, местностью, лучше узнать людей Южной Осетии. Под видом миротворцев присылали боевые, специальные подразделения, которые изучали окрестности Южной Осетии.

«Грузины действовали четко. Один наш миротворческий батальон разрывался на 15-20 участков, а подразделение было разбито на несколько участков. Конечно, когда разведка докладывает, что на тебя надвигается противник с танками, пехотой, что может сделать один взвод из 30 человек? Были моменты, когда наши по приказу отходили во избежание бессмысленных потерь среди личного состава. В некоторых местах на заставах оставались до последнего», — сказал он.

По воспоминаниям Габараева, в 2008 году разведка доложила, что надвигается грузинская армия. Все надеялись, что обойдется. Но в этот раз все пошло по-другому сложному сценарию. В ночь с 7 на 8 августа с первыми залпами артиллерийских установок «Град» началась война. Одним из первых удар грузинских агрессоров испытали на себе российские воины-миротворцы. За считанные часы «Верхний городок», где располагался гарнизон «голубых касок», был практически разрушен, погибли десятки военнослужащих, были раненые.

«Случилось так, что грузинские войска дальше миротворцев не продвинулись. Они вышли на ул. Героев, дошли до городка, где базировались миротворцы, оттуда фашисты дальше не смогли продвинуться», — говорит полковник.

По его словам, в военном городке были не только миротворцы, но и ополченцы и ребята из силовых структур, которые оставались в то время в городе, они организовали оборону. До прихода российских войск, миротворческие силы совместно с югоосетинскими военнослужащими и защитниками сдерживали грузинских фашистов. Сделали даже больше возможного. Были раненые, погибшие.

«Были выполнены все задачи, поставленные и нашим, и российским командованием. Но Грузия пошла войной, и дальше продолжать миротворческую миссию было бессмысленно. И миротворцы встали на защиту своей Родины. Некоторые заставы отходили, другие оставались до последнего – миротворцы защищали свой город, народ РЮО», — вспоминает он.

Как подчеркнул Габараев, миротворцы должны охранять мир, поэтому, естественно, у них была военная техника, все необходимое вооружение. До 2008 г. они стояли между противоборствующими сторонами, не допускали конфликтов разного характера. И к миротворцам прислушивались. По его словам, пока грузинская сторона поддерживала миссию миротворца, работа велась сообща и многое удалось предотвратить. Рискуя своей жизнью, наши миротворцы входили в грузинские села, как и грузины в осетинские.

«Работа миротворца – рискуя жизнью, добиваться мира. Многие миротворцы, выполняя свою миссию, погибали. Происходили нападения на посты, до 2008 года было 17-18 погибших миротворцев-осетин», -сказал он.
После расформирования миротворческого батальона, как говорит наш собеседник, миротворцы продолжили трудиться в разных сферах жизнедеятельности. В свое время, как отметил Габараев, многих миротворцев привлекли на службу в МЧС, некоторые служат до сих пор. Другие продолжили службу в Минобороне и МВД РЮО, кто-то уже на пенсии.

Таймураз Габараев прослужил восемь лет в миротворческих силах. Он уверен, что миротворец должен быть патриотом страны, простым, искренним и дипломатичным человеком, должен знать и любить свое дело, с честью выполнять поставленные задачи.

«Все эти восемь лет останутся в памяти на всю. Это было сложное, тревожное время, но сама служба была очень интересной. И это не только мое мнение, так считают все миротворцы. А почему все так ответят? Я вам скажу. У нас был полковник Казбек Николаевич Фриев, который командовал батальоном 9 лет. Он поставил службу таким образом, что в батальоне была жесточайшая дисциплина, доверие и взаимоуважительные человеческие отношения. И мы привыкли к таким рамкам, для нас они правильные», — с улыбкой говорит он.

В 2009 году Габараев сформировал общественный Фонд миротворцев, целью которого, по его словам, было оказание разного рода помощи и поддержки миротворцам и семьям погибших миротворцев.

«Хочу выразить благодарность бывшему министру культуры Жанне Виссарионовне Зассеевой за оказываемое внимание. В Южной Осетии всегда почитали наш праздник – День миротворца. В рамках деятельности фонда, мы делаем все, что в наших силах, для миротворцев и их семей. У нас нет никакого финансирования, работаем, как говорится, на голом энтузиазме», — заключил Таймураз Габараев.

Поделись с друзьями:
Pin Share

Поделись с друзьями:

от Newsnato

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.